«Анастасийцы», «грачи», «беспаспортисы», дауншифтеры а ля рус – уставшие от «человейника».

Учёные из Высшей ш­колы экономики и Института географии заявили: «С каждым годом всё больше людей стремится уехать из города поближе к земле. И эта тенденция будет только нарастать». В деревню поехали дачники (их называют «грачами» — прилетают на лето). Теперь в родные сельские дома возвращаются пенсионеры и даже те, кому осталось несколько лет до пенсии, это активные и работоспособные люди. Кто-то заводит хозяйство, кто-то включается в неформальную занятость. Это люди, уставшие от цивилизации, бешеного ритма, пробок, вечного цейтнота. Они вроде бы всего добились, имели достойную работу и зарплату, но счастливыми себя не чувствовали. Некоторые бегут из города, движимые философскими идеями.

В России пространство о­рганизовано центростремительно. Все основные дороги ведут к Москве, а в регионах они лучами сходятся к областному цент­ру. В результате горизонтальные связи плохо развиты. Люди научились выживать своими силами. Они расширяют пространство и сознание, всё делают сами, ж­ивут охотой, собирательством, рыбалкой, выращивают всё необходимое на своих усадьбах. Руки властей до них не всегда доходят, и это им даже нравится. Государство не помогает, но и не мешает.

Одно из самых крупных движений — «анастасийцы» (названы по имени главной героини серии книг «Звенящие кедры России»). В России их, по разным данным, от 14 до 50 тыс. человек. Больше всего на Кубани, где тепло и хорошие урожаи. Также «анастасийцев» можно найти в большинстве регионов европейской части России и Западной Сибири, особенно в пределах 200 км от городов, из которых они и переезжают. Москвичи, например, едут в соседние Калужскую, Смолен­скую, Владимирскую области. И там на заброшенных полях создают свои поселения, которые называют поселениями родовых поместий.

Поместье должно быть не меньше 1 га, с огородом, лесом, прудом и родовым деревом. Жить в поместье предполагается всей с­емьей, причём постоянно, хотя бывают случаи, когда в поселения приезжают только на лето. «Анастасийцы» создают артели из нескольких семей, производят какую-нибудь экопродукцию. Но основным заработком для большинства из них остаётся сдача в аренду городской квартиры. Детей возят в обычную школу или обучают на дому, благо у большинства есть высшее образование. Телевизорами обычно не пользуются, а от интернета не отказываются. Некоторые стараются не использовать современные стройматериалы — ставят глиняные дома или соломенные мазанки — и пытаются делать свои дома автономными: топят их печами-буржуйками. К газу подключаются реже. В­одопровод тоже редкость — воду получают из автономных скважин. Но главная проблема — ЛЭП. Некоторые «анастасийцы» считают, что подключение к сети — это подключение к «системе», что недопустимо. ЛЭП можно провести только коллективно, и на общих голосованиях жители очень часто ссорятся из-за этого. Противники подключения используют автономные генераторы или солнечные батареи.

Но ещё больше бежит от цивилизации другое движение — беспаспортисты. Так называют людей, которые по религиозным причинам отказываются от паспортов, ИНН, СНИЛС и других документов и очень враждебно относятся к технологиям: не признают банковские карты, интернет, смартфоны. Если пользуются телефоном, то кнопочным, е­сли телевизором — то ламповым. Многие из них сознательно не подключают электриче­ство, а если есть — отключают. Беспаспортисты могут придерживаться разных мировоззрений, но наиболее заметные из них — православные. Часто они селятся в православных «местах силы», особенно близ толерантно относящихся к ним крупных монастырей. В некоторых подобных местах живёт до 300−400 беспаспортистов. Вместо паспортов они получают так называемые справки о тождественности. Но устроиться на официальную работу по ним нельзя. Поэтому живут своим хозяйством или подрабатывают на стройках, при монастырях, занимаются извозом. Люди постарше, особенно одинокие старики, живут на подаяния. При этом от пенсий многие отказываются. Многие беспаспортисты, хотя и далеко не все, живут очень бедно. Как правило, беспаспортисты многодетные. Одних обучают на дому, других (видимо, не совсем официально) принимают в школы. Но вот сдавать ЕГЭ родители запрещают. Поэтому в школе дети учатся, но остаются без аттестата. Впрочем, есть немало случаев, когда дети втайне от родителей получают паспорта, сдают ЕГЭ и даже сбегают из дома. Интернет не любят, но основные сведения о внешнем мире черпают именно оттуда. Как правило, это делает один человек — духовник, который печатает брошюры с новостями и затем распространяет их среди остальных.

Отшельников много, но никто их не считал. Семья Лыковых не одинока в выборе образа жизни. Недалеко от заимки Лыковых ещё на одно поселение. Там в глухой тайге абсолютно изолированно живут 3 семьи. Добраться до них можно только на «Урале», да и то не всегда, надо идти вброд по горной реке. И таких людей, спрятавшихся от цивилизации, довольно много на просторах России.

То, что проповедую я (дауншифтинг а ля рус) всё-таки далеко от идеологии сектанства. Я не отвергаю информационную связь с цивилизацией, оцениваю политику через реакцию рынков, даже пытаюсь заработать на вербальных интервенциях, поступая наоборот. А общее в том, что я действительно очень устал от «человейника».

Следите за публикациями. Основная цель – жить достойно, не рассчитывать на государство, выращивать, собирать, а значит и кормиться экологичной едой, создавать альтернативные (по отношению основной части общества) источники дохода.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике дауншифтинг а ля рус, приглашение на собеседование. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий